МБУК "Центральная библиотека"
городского округа "Город Губаха"

Меню

Назад

Нижняя Губаха

После гражданской войны необходимо было восстанавливать шахты и давать стране уголь. В это время наш регион оказался отрезанным от основной части Пермского края, так как колчаковские войска при отступлении взорвали железнодорожный мост через Косьву.

Первый мост, возведенный во время строительства железной дороги в 1879 году, был деревянный. Не было на нем и металлических ферм.

Глава Советского государства В. И. Ленин внимательно следил за восстановлением Кизеловского угольного бассейна, в том числе и моста, и не раз телеграфировал об этом.

Трудности по восстановлению моста были очень большие. Не хватало рабочих, специалистов. Приехавшие рабочие из Перми, Чердынского района, из Нижнего Тагила жили прямо в вагонах. Питание было плохое, не хватало хлеба. В основном питались рыбой. Тогда её в Косьве было много, и рабочие ловили её разными приспособлениями. Людей с берега на берег перевозили на пароме. Была одна понтонная лодка, на которой перевозили грузы. Все работы выполнялись вручную. Никакой техники не было. Мост был восстановлен. Но в 1923 году на Косьве было сильнейшее наводнение и мост снесло. После наводнения был построен тот мост, который действует и в настоящее время. Сдали его 21 апреля 1924 года.

 

Кизеловская ГРЭС им. С. М. Кирова

Стране нужен был уголь, а шахтам - электроэнергия. Была разработана большая программа по электрификации. По плану ГОЭЛРО, во главе разработки которого стоял Глеб Максимиллианович Кржижановский, было намечено в ближайшее десятилетие построить 30 районных электрических станций в различных регионах России. На долю Уральского края приходилось четыре районных станции: Кизеловская, Чусовская, Егоршинская и Челябинская. Самой интересной электрической районной электростанцией была Кизеловская, то есть та, которая находится в городе Губахе, первая станция такой мощности построенная по плану ГОЭЛРО на Урале и третья в Советском Союзе.

Проектировка этой станции началась еще в 1918 году. Вначале её хотели строить ближе к Кизелу, потом нашли место на Косьве, близ Губахи.

В 1920 году в Губаху прибыло оборудование с Ораниенбауманской электростанции и началось строительство бараков для жилья. Строительство же самой станции развернулось в начале 1921 года. Как развивалась стройка? Об этом свидетельствует докладная записка комиссара "Кизелстроя", направленная в адрес "Электростроя". (Дорофеев С. В авангарде коммунисты / С. Дорофеев // Уральский шахтер. – 1968. – 19 нояб.).

На 1 апреля 1921 года на стройке числилось 26 инженеров и техников, 916 рабочих и 20 лошадей. К осени 1921 года свирепствовавший в республике голод привел к острому продовольственному кризису и на особо важной стройке. Люди жили впроголодь, недоставало жилья, постоянно происходили перебои в снабжении строителей продовольствием и спецодеждой. Это вызывало огромную текучесть кадров. За восемь месяцев 1921 года на строительство было принято 22 тысячи рабочих, но их состав постоянно обновлялся.

Через год в деревянном поселке, который вытянулся вдоль реки, уже работали две школы – русская и мусульманская, в специальной мастерской инженеры и техники Кизелстроя вели уроки труда. Они обучали детей и подростков архитектурной лепке, каменным и печным работам, а практические занятия вели мастеровитые рабочие.

Вот что писала о первых строителях станции в 1922 году газета «Правда» (Бердников А. Первая на Урале / А. Бердников // Уральский шахтер. – 1974. – 19 марта.): "Сколько сил потребовало сооружение водоподводяшего канала. Трассу его пришлось прокладывать ниже уровня Косьвы, на протяжении двухсот метров бороться с плывунами и прорывами подземных вод. Люди работали по колено в холодной воде, маломощные насосы не успевали ее откачивать. Одним из насосов управляла первая женщина - механизатор Антонина Черных. Ее отец рыл канал, делал опалубку бетонного ложа, подбадривал дочь, когда ее помпа чихала и захлебывалась рыжей от глины водой. В кратчайший срок вручную был сооружен канал, питание водой котлов будущей станции было обеспечено".

Строительство станции связано со многими известными именами. Художник Адриан Владимирович Каплун с 1915 года по 1922 жил и работал в Перми. Некоторое время он работал на строительстве ГРЭС, в частности, принимал участие в строительстве клуба имени Сталина на Нижней Губахе. О строительстве ГРЭС написала очерк «Уголь черный и белый» известная писательница, революционерка Лариса Рейснер, побывавшая на стройке.

17 июля 1924 года паровой гудок известил о запуске в эксплуатацию ГРЭС. (Бердников А. Первая на Урале / А. Бердников // Уральский шахтер. – 1974. – 19 марта.). В машинном зале яблоку негде было упасть. Пуск снимали операторы кинохроники, которая потом транслировалась по всей стране. Поселки и шахты Кизеловского угольного бассейна получили ток. В 1925 году было принято решение по расширению нашей станции: «составить проект полного развития Губахинской станции до максимальной мощности с учетом водных ресурсов р. Косьвы». Строительство второй очереди осуществлялось в 1927-1932 годах. Были введены в эксплуатацию 2 турбины по 10 тысяч кВт. Сразу продолжилось сооружение и третьей очереди, две турбины и два котла которой были введены в эксплуатацию в 1934-1936 годах. Мощность её достигла 98 тысяч кВт. В 1935 году по просьбе работников ГРЭС станции было присвоено имя С. М. Кирова.

 

Коксохимический завод

Предпосылки коксохимического производства были заложены ещё до революции, когда начали производить кокс на копях Д. И. Захаровского на Верхней Губахе, а затем на опытной установке. В Кизеловский район в 1899 году приезжал известный химик Дмитрий Иванович Менделеев. Он доказал, что угли Кизеловского угольного бассейна пригодны для коксования.

В 1929 году на Нижней Губахе началось строительство коксохимического завода. Углефабрика строилась по немецкому проекту фирмы «Гумбольд», остальные цеха проектировал «Мосгипрококс». На строительство завода съехались люди со всей страны. (Ветераны орденоносного завода // Губахинский рабочий. – 1957. – 1 янв.).

Из воспоминаний Ивана Михайловича Варакина:

– Когда-то на месте завода была березовая роща. Впрочем, к тому времени, когда я поступил на работу – было это 1 апреля 1930 года – лес был ещё по улицам Надречной и дальше. Там, где сейчас смолоперегонный цех, стояло здание магазина. На участке нынешнего цеха ректификации – контора Коксостроя, на месте углеобогатительной фабрики, где я сейчас работаю автогенщиком, был пустырь.

Почти никаких механизмов не было, завод строился вручную, и, конечно, использовали тягловую силу – лошадей, не было жилья, квалифицированных специалистов. К 1936 году на строительстве работало 64 лошади. В 1934 году на строительстве завода трудилось 1047 человек, а в 1936 году – 944 человека. (Строительство КХЗ // Фотоальбом)

В 1927 году Николай Иванович Кореновский поступил работать каменщи­ком на постройку коксовых печей.

— Учили все нас понемножку, чему-нибудь да как-нибудь, — вспоминал он.

В 1930 году были организованы первые курсы в городе Макеевке по кладке коксовых печей, и назывались они ЦИТ – центральный институт труда. Нелегко было молодому Кореновскому учиться на курсах с тремя классами образования, но стремление к знаниям его выручило. Успешно закончив курсы, он едет в город Днепродзержинск на постройку коксовой батареи, а в 1932 году он уже в Запорожье, потом – в Харькове. Первая самостоятельная кладка. Сколько волнений! Любознательный, он быстро освоил свою профессию. В 1934 году Кореновский приехал в Губаху на постройку первой и второй батарей. Затем – Кривой Рог, Нижний Тагил, Кемерово и в 1939 году снова в Губаху на постройку третьей батареи и ремонт первых двух батарей. ([Рапорт строителей кокосовых печей] // Дорофеев С. Ордена Ленина коксохимический / С. Дорофеев // Уральский шахтер. – 1971. – 27 нояб.)

5 декабря 1936 года был получен первый кокс на Губахинском коксохимическом заводе. (Петров Ф. Рассказ о первом коксе / Ф. Петров // Губахинский рабочий. – 1956. – 5 дек.)

Первую выдачу кокса осуществил Петр Александрович Чураков. Он участвовал в строительстве завода, а потом остался трудиться на заводе.

В 1938 году были введены в эксплуатацию бензольный цех и первая очередь аммиачно-сульфатного цеха.

Кроме своей основной продукции – кокса, завод стал выпускать бензол, сульфат аммония, пек и другие химпродукты.

Не обошли стороной завод годы террора в стране. В 1937 году был снят с работы за антигосударственную деятельность главный инженер коксохимического завода, в ноябре арестован органами НКВД первый директор завода Константин Романович Халявко. Потом они были реабилитированы.

 

Поселок Нижняя Губаха

Нижняя Губаха стала расти очень быстро. На месте болота и дремучего леса для своих рабочих коксохимзавод и ГРЭС стали строить бараки и дома.

Один из первых поселков – Кржижановск, возник в связи со строительством ГРЭС. Иван Александрович Ярославцев вспоминал:

Мы спрашивали:

– А когда построили клуб имени Сталина, который выше железной дороги?

Старички отвечали:

– Это уже после революции. В первую очередь построили клуб, весь из местного леса. А потом установили пилораму и от клуба в гору стали вырубать лес. Который годный, стали пилить на доски. А выше клуба стали строить бараки. В гору проложили улицу и назвали Пролетарской. По обе стороны улицы все настроили бараки. И вот в эти бараки стали переселять людей, которые жили в разных домиках на будущей заводской территории. Эти люди около бараков стали делать сарайки и держать кто козу, кто поросенка, кто кроликов, кто кур.

Клуб имени Сталина – один из самых старейших клубов города. Он был основан в 1923 году, тогда, когда строилась электростанция, и был единственным очагом культуры. В клубе на стенах были развешаны плакаты, лозунги, доски почета. При клубе находилась библиотека, где был большой выбор литературы, шашки, шахматы, домино. Драмкружок ставил спектакли. В художественной самодеятельности принимало участие более ста рабочих и служащих ГРЭС.

В 1927 году в центре Нижней Губахи на Красной площади был установлен первый памятник Ленину в Губахе. Здесь проводились праздничные демонстрации, митинги. Пионеры возлагали цветы к памятнику. В 1964 году этот памятник был перенесен на территорию станции.

В 1929 году была открыта школа № 2Трехэтажное каменное здание с паровым отоплением. В ней обучалось в разное время от 800 до 1,5 тысяч учащихся. На первом этаже школы были столярная и слесарная мастерские, на втором - огромный спортивный зал, библиотека, спортивные секции.

В 1929 году правительство приняло решение о создании в Губахе при ГРЭС № 3 им. С. М. Кирова школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), в будущем - ПТУ-13, Уральский химико-технологический колледж.

Сначала занятия проходили в старом бараке, после открытия школы № 2 в правом крыле её разместили ФЗУ. Отдельное здание училища было принято в эксплуатацию в 1933 году, в этом же году состоялся первый выпуск училища. Школа ФЗУ существовала до 1941 года, а затем была реорганизована в ремесленное училище энергетиков № 13.

К моменту пуска коксохимического завода было построено много жилья. Появились поселки Кукарековка, Ворошиловский, Стахановский.

В поселке Стахановском в конце 30-х годов была застроена улица Кирова с трехэтажными каменными домами со всеми удобствами – водопроводом, канализацией, центральным отоплением. На ней были построены детский сад, ясли, клуб.

Клуб имени Чкалова (КХЗ) находился в центре Стахановского поселка, где жили коксохимики. Внешне он выглядел небольшим, но привлекательным. В нем проводились все заводские мероприятия, демонстрировались фильмы. При входе в вестибюль с портрета приветливо улыбался Валерий Чкалов.

Клуб был хорошо оборудован, имелись комнаты для работы кружков художественной самодеятельности. В то время работали кружки духового оркестра, хоровой, струнный, танцевальный, драматический, библиотека. Дома на улице Стахановской были 6-ти квартирные. В квартирах был водопровод с холодной водой. Напротив домов улицы Стахановской на Любимовской горе находился поселок Ворошиловский. Здесь были индивидуальные дома. На Любимовской горе организовывались массовые гулянья, праздники.

Posted by Валентина Алексеева Wednesday, July 27, 2016 1:13:00 PM